Киллер скандалов валерий корецкий: москва - город повышенной конфликтности людмила столяренко мой собеседник - директор нии социальных систем при мгу валерий корецкий. он лучше других знает, как утрясать...

КИЛЛЕР СКАНДАЛОВ Валерий Корецкий: Москва - город повышенной конфликтности Людмила СТОЛЯРЕНКО Мой собеседник - директор НИИ социальных систем при МГУ Валерий КОРЕЦКИЙ. Он лучше других знает, как утрясать самые разные конфликты, приводя к общему знаменателю интересы крупного предпринимателя, городских властей и бабушки-пенсионерки. То есть владеет секретом: как жить без 'войн'. - Валерий Александрович, курс, которым мы сейчас идем, написав на знамени 'Рыночная экономика', куда нас, по-вашему, приведет? - В любом случае - к будущему. Вопрос лишь в степени зигзагообразности движения. Многое также будет зависеть от имеющего в России огромное значение субъективного фактора - от личностей, находящихся у власти. В нашей стране они всегда обладали очень большим ресурсом влияния на принятие решений, а их личные характеристики распространялись на всю систему государственного управления и диктовали условия существования для других людей. Поэтому просвещенный 'абсолютизм' - для нас благо, а если непросвещенный - то это тоталитаризм, торможение, автаркия, замкнутость, автономность, противопоставление себя другому миру. Мы движемся, безусловно, вперед. - А сегодня у нас 'абсолютизм' просвещенный? - Есть некоторые основания думать, что он просвещается. И это очень важно, потому что даже при некой сложившейся и саморегулируемой системе роль лидера у нас все равно остается более значимой, чем в странах классической демократии. - Ну, вот вы - директор научно-исследовательского института, который тесно сотрудничает с правительством Москвы. Кем вы себя больше ощущаете - ученым или практиком? - Скорее аналитиком, способным выявлять и находить пути урегулирования конфликтов. Москва - это своеобразный 'оазис' всех сложных процессов, динамично развивающаяся система, которой присущи все противоречия переходного периода. Здесь все вращается, и существует огромный соблазн для активных людей получить адреналин - самореализоваться, заработать деньги. То есть Москва - зона повышенной конфликтности. - Конфликтность - это то, что неизбежно присуще человеку? - Конечно! Мы живем постоянно в конфликте - в семье, в городе, в мире. Ведь людьми движут интересы. Они есть у жителей города, у активных экономических групп, у политиков, управленцев, чиновников: Когда 'правила игры' понятны, отыграны, регулируются государством, моральным кодексом - да чем угодно! - конфликтность интересов понижена. А когда разрушаются все сложившиеся механизмы, начинает проявляться агрессивность разных интересов. И власть, если она просвещенная, должна разумно создавать условия для достижения рационального, конструктивного компромисса, чтобы, контролируя ситуацию, постепенно, осторожно двигаться вперед. - Глядя на вас, я думаю, все-таки мы далеко продвинулись в смысле цивилизованности: раньше все конфликты гасились силовыми методами, а теперь - с помощью ученых:
- Это естественно, ведь ученые изучают разные процессы - экономические, социальные: К тому же с позиции внешнего, независимого наблюдателя всегда видней, как нужно выстраивать технологию объединения, консолидации общества, чтобы минимизировать взрывы недовольства. - А власть это понимает - Понимает. Именно для этого нас пригласило сотрудничать правительство Москвы. Точнее - руководство города использует ресурс наших ученых не для того, чтобы 'набрать' нужных аргументов для 'проталкивания' своей позиции, а для создания системы исследований, основанной на независимом интеллектуальном ресурсе и учитывающей интересы всех групп. Мы не являемся структурой, вписанной в систему управления города, и потому никто не может расставить нам 'флажки' в наших исследованиях. Для правительства Москвы мы существуем как система организованного интеллекта в режиме консультативном, экспертном, а не в режиме навязывания позиций и задач. И сегодня московское правительство - наш основной партнер. - Но известно, что ваши исследования начинались с общероссийской тематики:
- Да, мы сотрудничали с Советом безопасности, аналитическими подразделениями администрации президента, со старым Верховным Советом: То есть в своих исследованиях проходили со страной все этапы ее развития. А как институт наш коллектив оформился в 1993 году - на базе исторического факультета МГУ. Сейчас это очень мобильная структура. Под поставленные задачи мы привлекаем экспертов самых разных направлений. Но главная наша задача - некая предварительная экспертиза: мы 'раскладываем' любую проблему на конфликт интересов и даем предпочтительные варианты их урегулирования. Говоря медицинским языком, диагностируем, проводим анализы, делаем рентген, выписываем рецепты:
- А что вызывает сегодня в Москве наибольшее противоречие интересов? Где сегодня сосредоточена высшая точка конфликта? - Разумеется, в самой динамичной отрасли - строительстве. Потому что именно туда направлена сейчас активность значительной массы предприимчивых людей и структур, именно там вращаются, пусть не самые большие, но наиболее концентрированно выраженные финансовые и материальные ресурсы. Вообще в таком мегаполисе, как Москва, есть две формы, или возможности, для активного существования и стабильного развития: недвижимость и сфера услуг. Но если сфера услуг у нас подвержена дефолтам, то недвижимость - это всегда гарантированная основа сохранения стабильности. Поэтому именно к ним прикованы также интересы самых разных наблюдателей - и конструктивных, желающих получить опыт, поучаствовать в процессе, и деструктивных, преследующих лоббистские интересы. - Но если есть конфликты, то, видимо, есть и организованные носители этих интересов. Кто они? - Чаще всего - политические группы, которые для достижения своих политических целей эксплуатируют эту конфликтность. У них всегда есть в этом и экономические интересы, и они не выступают активно там, где не 'крутятся' деньги. Они нанимают специальных людей, которые организовывают всякого рода движения 'за' или 'против'. Как правило, в них от силы 3-5 человек, но декларируют они себя как 'большая организация москвичей'. Особенно любят поактивничать в период избирательных кампаний. Существуют также заказы финансовых групп, которые с помощью наемных 'спецов' отрабатывают простейшие технологии развития конфликта. По мере того как получают политические или финансовые дивиденды его организаторы, 'наемники' исчезают с арены. А вот что получают при этом простые граждане - большой вопрос. - Значит, скандалы вокруг различных строек в Москве - это всегда организованные кампании? - Чаще всего - да. И за счет того, что они, как правило, хорошо проплачены и пропиарены, кажется, что эти скандалы - чуть ли не главное событие в городе. Например, на Патриарших прудах велись громкие митинги против установки скульптур булгаковских героев. На самом деле, как потом выяснилось, 90 процентов жителей были-то как раз не против. Но 'протестующая часть' была грамотно организована и подкреплена телекамерами и журналистами. Сейчас появляются структуры, которые искусственно разогревают конфликты, пользуясь неинформированностью людей. Это, кстати, одна из больших проблем нашего города: люди не всегда могут получить нужную информацию. Им 'засланные казачки' рассказывают страшилки про будущую или начавшуюся стройку, народ напрягается, организует актив и - прямиком к инвестору: 'Сейчас ляжем под бульдозер. И плевали мы на все ваши разрешения'. А потом появляются шустрые 'общественные деятели' и говорят напуганным инвесторам: 'Есть прайс-лист по разрешению конфликта'. - Помнится, была 'война' из-за строительства Северной ТЭЦ, зрелищного комплекса Константина Райкина, из-за реконструкции Военторга, Детского мира: А сейчас на каких стройках зреют конфликты? - Пока ситуация достаточно спокойная. Сейчас мы исследуем возможные конфликты, связанные с высотным строительством. Уже выделено 60 площадок, где будет построено от 60 до 90 высоток. Диагностика конфликтности раньше ведь системно не проводилась. А тут масштабы строек огромные, и интересы сталкиваются самые разные - Москомархитектуры, Техэкспертизы, Общества охраны памятников, жителей ближайших кварталов: Раньше учет, так сказать, 'точечных' интересов проводился только, когда конфликт уже возникал. Сейчас мы работаем на стадии подготовки проектов - системно. - Сложно ли регулировать протесты жителей Москвы? - Жители столицы - очень практичный народ. Они могут с интересом послушать сплетни, интриги, но, когда проблема хватает их за живое, действуют очень грамотно и рационально. Все проблемы решаемы, если, во-первых, вовремя людей информировать о той же стройке, и, во-вторых, если доходчиво объяснить все формы и виды компенсации за потери и неудобства. Тогда выбивается и почва для интриг у провокаторов от политики. Вообще достижение компромиссов - это вопросы локальных решений, и многое зависит от местных властей, управ, их обратной связи с населением. Во всем мире в таких случаях используется система компенсации. Правительство, учитывая наши рекомендации, принимает меры превентивного характера. Практика типа 'Начнем стройку - а там посмотрим, что будет' уходит в прошлое. - Но конфликты интересов возникают ведь не только в строительстве? - Не только! И по реформе ЖКХ, страхования, ипотеки, пенсий: Проблема состоит в том, что люди плохо понимают, что с ними хотят сделать. Ситуацию осложняет также то, что если решение принято на федеральном уровне, то город не всегда может его откорректировать. Московские чиновники должны выполнять и выполняют федеральные законы. Даже если это негативно влияет на выстроенную городскую систему. Например, систему социального обеспечения. - А чей позитивный зарубежный опыт решения конфликтов кажется вам наиболее удачным? - Эти проблемы продуманно решаются в Голландии. Знаете, чем мы, борясь за свои права, отличаемся от европейцев? Они не очень заботятся о романтической стороне процесса. Мы же часто - мечтатели, у нас много иллюзий, маниловщины. В свое время это хорошо использовали большевики. В консервативной Европе романтизма и мечтательности нет. Человек довольствуется и радуется тому, что у него есть, и старается сохранить статус-кво, не подвергнуть себя резким изменениям. Потому в Европе складывается упорядоченная и рациональная система ведения корректных споров специалистов и практически нет конфликтов политизируемых. - Но во всяких богатых Европах и Америках наверняка существует мощная система компенсаций населению за неудобства? - Безусловно, в западных странах существует сильная система социальной поддержки, льгот. Потому диалог между властью и жителями улаживается мирно и быстро, претензии к властям минимальны. Нам же пока такие масштабы социальных пособий и не снились. - Смотрю я на вас, Валерий Александрович, и вижу: вы и сами абсолютно неконфликтный человек. Видимо, судьба вас вывела не случайно именно в эту область деятельности? - Если верить в судьбу - то да. Все конфликты я переживаю в себе. Мне достаточно адреналина, получаемого от позитивной работы. И печалит меня лишь одно: к сожалению, у нас пока мало политических деятелей или представителей власти, которые соответствовали бы принципам просвещенности, о которых мы с вами говорили в начале разговора, и имели государственное стратегическое мышление. Увы, большинство из них, решая вопросы, приоритеты отдают не общественным, а личным интересам или интересам своих ближайших групп и команд. Кстати, наш мэр в этом смысле уникальный человек и всегда думает о деле. Его искренне волнует то, чем он занимается. - Сегодня Вам исполняется 45 лет. Хороший возраст? - В этом возрасте уже есть результат. Много пройдено и понято. Хочется лишь большей востребованности. ОТ РЕДАКЦИИ. 'Вечерняя Москва' поздравляет Валерия Александровича с 'результативной датой' и желает дальнейших научных успехов. ДОСЬЕ 'ВМ' КОРЕЦКИЙ Валерий Александрович - окончил с отличием исторический факультет Донецкого госуниверситета, аспирантуру МГУ. Работал руководителем Общественного научного центра гуманитарных проблем при МГУ, директором Независимого института социально-исторических проблем, с 1999 года по наст. время - директор Научно-исследовательского института социальных систем при МГУ. Кандидат исторических наук, профессор, автор ряда научных работ по проблемам государственного строительства, национальной политике, политической системе современного общества и проблемам глобализации. Координатор Рабочей группы Госсовета РФ по административной реформе. Генеральный директор ОАО 'Московские информационные технологии'. Постоянный член ряда научных экспертных советов.
//Источник информации: Вечерняя Москва //Дата источника: 08.07.2004